Грандаксин при синдроме раздраженного кишечника

Комментарии

Опубликовано в журнале Терапевтический архив, 2000;72(10):23-27 М.Ф. Осипенко, Ю.Л. Храмов, ТА Макарова, Е.Г. Вдовенко
Новосибирская государственная медицинская академия, Новосибирский гастроэнтерологический центр

В регуляции функций желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) важное место занимает вегетативная нервная система (ВНС) — одно из звеньев, обеспечивающих связь между висцеральными органами и ЦНС. Надсегментарные отделы ВНС ответственны не только за вегетативную регуляцию функций внутренних органов, но и за психоэмоциональное состояние (настроение, двигательную активность, эмоции человека). Именно поэтому различные нарушения деятельности ВНС, в том числе ее надсегментарных отделов, приводят, с одной стороны, к эмоциональным нарушениям, с другой — оказывают неблагоприятное влияние на моторно-эвакуаторную функцию ЖКТ, принимают участие в формировании висцеральной гиперчувствительности [1-3]. Висцеральная гиперчувствительность и моторно-эвакуаторные нарушения являются основными звеньями патогенеза функциональных заболеваний ЖКТ, распространенность которых в популяции велика [4,5]. Около 50% больных, обращающихся за помощью к гастроэнтерологии, страдают различными функциональными заболеваниями пищеварительной системы.

По нашим данным, в целом совпадающим с данными литературы, около 70% больных гастроэнтерологической патологией имеют различные варианты тревожных состояний и нуждаются в их коррекции [6-8]. У больных с патологией ЖКТ часто встречаются ипохондрический и депрессивный синдромы. Помимо основных симптомов у них отмечаются различные проявления вегетативных дисфункций других органов и систем. В большой степени это касается и пациентов с функциональными заболеваниями пищеварительной системы. Одним из часто встречающихся нарушений эмоциональной сферы у больных с гастроэнтерологической патологией являются непсихотические психические расстройства, проявляющиеся различными вариантами неврозоподобной симптоматики [1-9]. Общая их черта — наличие тревоги. Клинически тревога проявляется неосознанным, беспредметным чувством внутреннего напряжения, беспокойством, ожиданием опасности, несчастья, ощущениями беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами, преувеличением их угрожающего характера. Психомоторный компонент ее может быть представлен мимическими явлениями, заторможенностью, оцепенением. Тревога может сопровождаться и выраженным вегетативным компонентом: учащенным дыханием, бессонницей, сухостью во рту, потливостью, диареей, колебаниями АД, тахикардией, потерей или повышением аппетита, снижением либидо и потенции, гипервентиляцией и др.

Для коррекции этих нарушений, которые могут быть проявлением личностных особенностей и провоцировать появление симптомов со стороны висцеральных органов или, наоборот, могут быть обусловлены соматической патологией, необходим комплексный подход [1-9]. Терапия, направленная на купирование исключительно гастроэнтерологических симптомов, не всегда дает желаемый результат, поскольку не полностью корректирует эмоциональные и вегетативные нарушения, являющиеся звеньями патогенеза. Среди медикаментозных препаратов, применяемых с целью нормализации эмоциональных и вегетативных нарушений, используют антидепрессанты и транквилизаторы в малых дозах. Среди транквилизаторов ведущее положение занимают бензодиазепины благодаря своему анксиолитическому, седативному, миорелаксирующему и антиконвульсивному действию. Но препараты этой группы зачастую вызывают дневную сонливость, слабость, снижение трудоспособности, усиливают явления мышечной слабости.

Одним из анксиолитиков, относящихся к бензодиазепинам, но имеющим атипичное строение, является Грандаксин [2,10]. Из-за своего нетипичного химического строения он не обладает гипнотическим свойством, не вызывает миорелаксации, не является антиконвульсантом, не потенцирует действие алкоголя, не нарушает координацию. Грандаксин улучшает психомоторную и интеллектуальную функции, оказывает слабое психостимулирующее действие (улучшает логическую память, вербальную аргументацию, психическую производительность) и потому позволяет вести больным активный образ жизни.

Целью исследования была оценка эффективности Грандаксина в коррекции эмоциональных и вегетативных нарушений, а также клинических синдромов у пациентов с функциональной патологией ЖКТ.

Материал и методы

Были отобраны 59 пациентов (24 мужчины и 35 женщин в возрасте от 18 до 65 лет, средний возраст 45,3±1,41 года), имеющих различные функциональные заболевания пищеварительной системы, подтвержденные при детальном обследовании, у которых были также диагностированы выраженные психовегетативные нарушения и отсутствовал достаточный эффект от стандартной целенаправленной терапии на амбулаторном этапе лечения.

Больных разделили на 3 категории в зависимости от преимущественной локализации функциональных нарушений. 16 пациентов имели симптомокомплекс билиарной диспепсии в результате дискинезии желчевыводящих путей (ЖВП) без признаков их органического поражения. 15 больных с патологией верхних дыхательных отделов ЖКТ беспокоили проявления функциональной диспепсии. Категория пациентов с патологией кишечника была представлена 28 больными с синдромом раздраженной кишки. Больные основной группы — ОГ (43 человека) и группы сравнения — ГС (16 человек) в зависимости от основных клинических проявлений получали желчегонные и спазмолитики при явлениях билиарной диспепсии; антациды, ингибиторы кислотности и прокинетики- при функциональной диспепсии и прокинетики и селективные антагонисты кальция при синдроме раздраженной кишки. Больные ОГ помимо вышеуказанного лечения принимали Грандаксин по 50 мг 3 раза в день. Пациенты ГС получали симптоматическое лечение, им не назначали терапию, целенаправленно влияющую на вегетативно-эмоциональные нарушения. Длительность стационарного лечения составила 14 дней.

Психоэмоциональное состояние оценивали по шкале самооценки (анкета Спилбергера-Ханина) до и после лечения. Балльный анализ полученных результатов позволял судить о коэффициенте тревожности по следующей формуле: Т=Р-О-50, где Р — сумма баллов строк 3, 4, 6, 7, 9, 12,13, 14,17, 18; 0 — сумма баллов строк 1, 2, 5, 8, 10, 11, 15, 16,19, 20; Т — коэффициент тревожности. Значения коэффициента тревожности расценивали следующим образом: ниже 41 балла — низкая тревожность, 41-45 баллов — умеренная тревожность, 46 баллов и выше — высокая.

Состояние ВНС оценивали по двум анкетам, предложенным в монографии A.M. Вейна [1]. Первая позволяла выявить признаки вегетативных нарушений и оценить их динамику в процессе лечения (балльная система). При наличии 25 баллов и более можно говорить о синдроме вегетативной дисфункции. Вторая анкета позволяла определить вегетативный индекс и по нему — преобладающий тип регуляции (симпатический или парасимпатический). В ней учитывали состояние потовых желез, кожи, глазные симптомы, аппетит, состояние сердечно-сосудистой, дыхательной, мочевыделительной, пищеварительной систем, сексуальной сферы, эмоциональное состояние, показатели крови и т.д.

Динамику субъективных ощущений, характерных для функциональной патологии, оценивали за время лечения следующим образом: полное исчезновение симптомов, улучшение, отсутствие динамики, отрицательная динамика.

Статистическую обработку полученных результатов проводили с применением t-критерия Стьюдента, а также с помощью широко используемого в зарубежной литературе показателя OR (отношение шансов) с доверительным интервалом (CI) 95%. OR определяется как отношение шансов события в одной группе к шансам события в другой группе или как отношение шансов того, что событие произойдет, к шансам того, что событие не произойдет; он показывает силу связи между воздействием и результатом. Полное отсутствие эффекта от лечения характеризуется OR=1. Если величина 1 лежит за пределами 95% доверительного интервала наблюдаемого эффекта, то результаты, скорее всего, статистически значимы при уровне значимости 0,05 [11]. В качестве критерия наличия связи между качественными показателями — изменением уровня тревожности и динамикой субъективных ощущений — использовали коэффициент сопряженности Пирсона.

Читайте также:  Ходос еврейский синдром 3 скачать

Результаты и обсуждения

Поводом для госпитализации отобранных нами 59 больных с функциональными заболеваниями ЖКТ различной локализации послужили выраженные эмоционально-вегетативные нарушения и отсутствие достаточного эффекта от традиционной симптоматической терапии в амбулаторных условиях. Анкета Спилбергера-Ханина позволяла выявить ситуационную тревожность, уровень которой, оцениваемый в баллах, не различался в ОГ и ГС перед началом стационарного лечения. Эти результаты соответствуют большинству данных литературы, свидетельствующих о высоком уровне тревожности у пациентов с функциональной патологией пищеварительной системы [6,8]. Во всяком случае, это касается лиц, обращающихся за медицинской помощью. При лечении выявлена отчетливая положительная динамика уровня тревожности за 2 недели приема Грандаксина. У 90,7% (39 из 43) больных коэффициент тревожности снизился до низкого или умеренного уровня. В ГС положительная динамика уровня тревожности (до умеренной или низкой) отмечалась у 43,7% (у 7 из 16) больных (OR 2,075; C11,25-2,95).

Результаты, отражающие динамику коэффицента тревожности, представлены на рис. 1.

Рис. 1. Изменение коэффициента тревожности у больных с функциональной патологией ЖКТ в процессе лечения

По оси ординат — коэффициент тревожности (в баллах).
1 — ОГ, 2 — ГС. I — начало терапии, II — через 2 нед терапии

До лечения у всех больных ОГ и ГС был высокий уровень тревожности (выше 46 баллов). После лечения он снизился (различия статистически значимы) в ОГ с 54,26±0,6 до 42,39±0,4 балла и менее значительно в ГС — с 54,56±0,86 до 47,06±1,32 балла. В среднем в ОГ коэффициент тревожности уменьшился более значительно, чем в ГС (с высокого до умеренного уровня). Определенный эффект в снижении уровня тревожности был связан с использованием при лечении препаратов гастроэнтерологического профиля, бесед с лечащим врачом, разъясняющим функциональный характер патологии, а также с эффектом Хауторна [11], заключающимся в изменении характера поведения пациентов, являющихся предметом особого наблюдения и интереса, в их стремлении «порадовать доктора», внести вклад в получение хороших результатов. Но существенно более значительное снижение уровня тревожности в ОГ, чем в ГС, свидетельствует о высокой эффективности Грандаксина как анксиолитического средства при функциональной патологии ЖКТ.

Существенных различий в динамике уровня тревожности в зависимости от локализации патологического процесса в ЖКТ не выявлено (табл.1).

Таблица 1. Динамика коэффициента тревожности при различных функциональных заболеваниях ЖКТ в процессе лечения

Патология ЖКТКоэффициент тревожностиp1p2
до леченияпосле лечения
Функциональная диспепсия:ОГ (n=10)53,90+1,5942,30+0,71<0,01<0,05
ГС (n=5)53,89+1,1749.20+3,34>0,05
Дискинезии ЖВП:OГ (n=11)52,54+1,4341,54+0,41<0,01<0,01
ГС (n=5)54,33+1,5845,83+1,72<0,05
Синдром раздраженной кишки:ОГ (n=22)55,50+0,6243,23+0,62<0,01<0,01
ГС (n=6)57,20+0,5847,60+1,17>0,05

Здесь и в табл. 2: p1 — достоверность различий до и после лечения, p2-достоверность различий между ОГ и ГС после лечения

Обращает на себя внимание лишь несколько более высокий коэффициент тревожности у больных с синдромом раздраженной кишки (как исходный, так и после лечения), что в основном соответствует данным других исследований [9]. Поскольку его снижение до низких значений не произошло за 2 недели лечения ни в одной из групп, вероятно, необходим более длительный курс терапии Грандаксином.

Таким образом, Грандаксин показал себя хорошим средством коррекции синдрома тревожности у больных с функциональной патологией ЖКТ независимо от локализации патологического процесса.

Одновременно с психоэмоциональным состоянием в процессе терапии оценивали выраженность вегетативной дисфункции по двум шкалам, предложенным A.M. Вейном [1]. Перед лечением она была выявлена у всех наших пациентов. У 19 из 59 обследованных исходно преобладала симпатическая регуляция, у 22 — парасимпатическая, у 18 не отмечалось явного преобладания влияния того или другого отдела ВНС. В ОГ положительный результат (уменьшение выраженности вегетативной дисфункции) отмечен у 38 (88,4%) из 43 пациентов, а в ГС — у 6 (37,5%) из 16 (OR 2,36; 95% Cl 1,08-3,04). У 41,9% больных ОГ проявления вегетативной дисфункции, согласно балльной системе оценки, не определялись после 2 недель лечения, в ГС — только у 18,7% (OR 2,19; 95% CI 1,02-3,14). Выраженность вегетативных нарушений в ОГ уменьшилась с 39,91 ±0,59 до 27,77±0,93 балла, а в ГС — с 39,93±0,87 до 31,93±1,39 балла (рис.2).

Рис. 2. Изменение выраженности вегетативной дисфункции у больных с функциональной патологией ЖКТ в процессе лечения

По оси ординат — вегетативная дисфункция (в баллах).
Остальные обозначения те же, что и на рис. 1

Из табл. 2 видна отчетливая положительная динамика состояния ВНС у больных с различной патологией ЖКТ, наиболее заметная при включении в комплексное лечение анксиолитика Грандаксина.

Таблица 2. Динамика вегетативной дисфункции при различной функциональной патологии ЖКТ в процессе лечения

Патология ЖКТВегетативная дисфункция, баллыp1p2
до леченияпосле лечения
Функциональная диспепсия:ОГ (n=10)37,9+1,0624,7+0,97<0,01<0,01
ГС (n=5)37,8+1,6930,0+2,0<0,05
Дискинезии ЖВП:ОГ (n=11)38,37+0,9923,18+0,85<0,01<0,05
ГС (n=5)39,4+1,4330,2+3,26<0,05
Синдром раздраженной кишки:ОГ (n=22)41,31+0,8031,27+1,30<0,01>0,05
ГС (n=6)41,33+1,6733,0+1,53<0,01

Примечание: вегетативную дисфункцию констатируют при 25 баллах и более

Наиболее значимые изменения произошли у больных с функциональной патологией верхних отделов ЖКТ и ЖВП. Необходимо отметить, что в ГС, в которой не проводили целенаправленного воздействия на ВНС и ЦНС, отмечалась положительная динамика. Можно предположить, что эти изменения отражают обратную связь между висцеральными органами и надсегментарными отделами ВНС. Поэтому улучшение функционирования органов ЖКТ приводит к уменьшению проявлений вегетативной дистонии других систем и органов. Преобладание вегетативного тонуса достоверного влияния на эффект лечения не оказывало.

Читайте также:  Мрт признаки гипертензионно гидроцефального синдрома

Таким образом, включение в комплексное лечение функциональных заболеваний Грандаксина благоприятно сказалось на состоянии ВНС и уменьшило выраженность ее дисфункций. В ОС и ГС в целом отмечалось улучшение состояния больных. Выявлена тесная корреляционная связь между снижением коэффициента тревожности и динамикой гастроэнтерологических симптомов. Так, коэффициент сопряженности Пирсона был равен 0,532, что свидетельствует о тесной связи между данными явлениями.

Таким образом, снижение уровня тревожности и выраженности вегетативных нарушений сопровождается уменьшением выраженности клинических проявлений нарушения функций пищеварительной системы. Это подтверждает роль ВНС и ЦНС в регуляции функций ЖКТ и участие эмоциональных и вегетативных нарушений в патогенезе функциональных заболеваний пищеварительной системы [12-14].

Для более подробного анализа влияния Грандаксина на функцию ЖКТ у 18 пациентов из ОГ подробно анализировали скорость транзита по толстой кишке с помощью карболенового теста. Основными клиническими проявлениями у этих больных явились нарушения пассажа из-за наличия синдрома раздраженной кишки на фоне аномалий строения и положения толстой кишки (мегаколон, долихоколон, синдром Хилаидити, колоноптоз), у них отсутствовал достаточный эффект от терапии цизапридом и селективными антагонистами кальция на догоспитальном этапе. Поэтому они были включены в ОГ и на этапе стационарного лечения им был добавлен Грандаксин (по 50 мг 3 раза в день). Оценивали его эффект на скорость пассажа по толстой кишке после 2 недель лечения. У 83,3% больных получен положительный эффект (рис. 3).

Рис. 3. Результаты добавления Грандаксина к лечению больных с синдромом раздраженной кишки

По оси ординат — % больных
Светлые столбики — замедленный транзит.
I — нормализация, II — улучшение, III — без динамики

Наиболее значимым он был у пациентов с ускоренным пассажем. Так, у всех 10 больных с ускоренным пассажем отмечалось улучшение при добавлении к лечению Грандаксина, а в 50% случаев констатирована нормализация пассажа. При замедлении транзита положительный эффект отмечался лишь у 5 (62,5%) пациентов из 8, а у 3 больных эффект отсутствовал.

Побочные действия, в том числе характерные для типичных бензодиазепинов и антидепрессантов (сонливость, головокружение, сухость во рту, запоры, повышенное беспокойство, агрессия), в процессе лечения Грандаксином не наблюдались.

Выводы

  1. Эффективным средством коррекции синдрома тревожности и вегетативных дисфункций у больных с функциональными заболеваниями желудочно-кишечного тракта является Грандаксин.
  2. Нетипичный бензодиазепин тофизопам (Грандаксин) оказывает положительное влияние на скорость транзита по кишечнику у больных с синдромом раздраженной кишки, особенно при ускоренном пассаже.
  3. Клинические проявления функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта находятся в тесной корреляционной связи с выраженностью синдрома тревоги.
  4. Грандаксин хорошо переносится больными и практически не дает побочных эффектов.

Литература
1. Вейн A.M. (ред.) Вегетативные расстройства: клиника, лечение, диагностика. М.: Мед. информ. агентство; 1998.
2. Aggarwai A, Cutts Т, Abe I i Т. Predominant symptoms in irritable bowel syndrome correlate with specific autonomic nervous system abnormalities. Gastroenterology 1994;106:945-950.
3. Camilleri M, Ford M. Functional gastrointestinal disease and the autonomic nervous system: a way ahead? Ibid. 1114-1118.
4. Bueno L. Brain-gut mechanisms of visceral motor activity. In: Corazziari E, ed. Neurogastoenterology. Berlin, New York; de Gruyter; 1996:1-17.
5. Houghton L.A. Sensory dysfunction and the irritable bowel syndrome. Baillieres Best Pract. Res. Clin. Gastroenterol. 1999;13:415-427.
6. Addolorato G. et al. Anxiety and depression: a common feature of health care seeking patients with irritable bowel syndrome and food allergy. Hepato-Gastroenterology; 1998;45:1559-1564.
7. Gwee K.A. et. al. The role of psyhological and biological factors in postinfective gut dysfunction. Gut 1999;44:400-406.
8. Weber J, Denis P. Psychosocial profile of patients with irritable bowel syndrome. In: Denis P., ed. Irritable bowel syndrome. Berlin. New York: de Gruyter; 1995:13-19.
9. Александровский Ю.А., Аведисова A.C., Павлова M.C. О вегетотропном эффекте Грандаксина при лечении невротических расстройств в общесоматической практике. Тер. арх. 1998;10:76-78.
10. Horvath E.J. Anxiolytic 2,3-benzodiazepines, their spesific binding to the basal ganglia. Progr. Neurobiol. 2000;60:309-342.
11. Флетчер P., Флетчер С, Вагнер Э. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины. М.: Медиа Сфера: 1998.
12. Bharucha A, Camilleri М, Low P. Autonomic dysfunction in gastrointestinal motility disorders. Gut. 1993;34:397-401.
13. Hausken T. Common pathogenetic mechanisms in symptomatic, uncomplicated gallstone disease and functional dyspepsia: volume measurement of gallbladder and antrum using threedimensional ultrasonography. Dig. Dis. Sci. 1997;42:2505-2512.
14. Malagelada J.R. Disturbed upper gastrointestinal sensation: an important abnormality? Aliment. Pharmacol. Ther. 1997;11 (suppl. 2):51-56.

Комментарии

(видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)

Источник

ГРАНДАКСИН® (Grandaxin®)

Регистрационный номер

Международное непатентованное название: Тофизопам

Торговое название: ГРАНДАКСИН

Лекарственная форма: таблетки

Описание:

Круглые, плоские таблетки в виде диска, белого или серовато-белого цвета, с фаской, с гравировкой «GRANDАХ» на одной стороне и с риской на другой стороне, без запаха или почти без запаха.

Состав:

1 таблетка содержит 50 мг активного вещества — тофизопама, а также вспомогательные вещества: стеариновую кислоту, магния стеарат, желатин, тальк, крахмал картофельный, лактозы моногидрат, целлюлозу микрокристаллическую.

Фармакологические свойства

Фармакотерапевтическая группа: анксиолитическое средство (транквилизатор)

Код ATX: N05B А23

Фармакодинамика
Препарат из группы производных бензодиазепина (атипичное производное бензодиазепина), оказывает анксиолитический эффект, практически не сопровождающийся седативным, миорелаксирующим, противосудорожным действием. Является психовегетативным регулятором, устраняет различные формы вегетативных расстройств. Обладает умеренной стимулирующей активностью.
Вследствие отсутствия миорелаксирующего эффекта препарат может применяться и у больных с миопатией и миастенией. Вследствие атипичности химической структуры, в отличие от классических бензодиазепиновых производных, Грандаксин в терапевтических дозах не потенцирует действие алкоголя и практически не вызывает развитие физической, психической зависимости и синдрома отмены.
Грандаксин относится к дневным анксиолитикам.

Читайте также:  Неинвазивный анализ на синдром дауна

Фармакокинетика
При приёме внутрь быстро и почти полностью всасывается из желудочно-кишечного тракта.
Максимальная концентрация в крови достигается в течение 2 часов, после чего концентрация в плазме снижается моноэкспоненциально. Тофизопам не кумулируется в организме.
Метаболиты его не обладают фармакологической активностью. Выводится главным образом с мочой (60-80%) в форме конъюгатов с глюкуроновой кислотой и, в меньшей степени (около 30%), с калом. Период полувыведения составляет 6-8 часов.

Показания к применению

    * Неврозы и неврозоподобные состояния (состояния, сопровождающиеся эмоциональным напряжением, вегетативными расстройствами, умеренно выраженной тревогой, апатией, пониженной активностью, навязчивыми переживаниями;
    * Реактивная депрессия с умеренно выраженными психопатологическими симптомами;
    * Расстройство психической адаптации (посттравматическое стрессовое расстройство)
    * Климактерический синдром (как самостоятельное средство, а также в комбинации с гормональными препаратами);
    * Предменструальный синдром;
    * Кардиалгии (в виде монотерапии или в комбинации с другими препаратами);
    * Алкогольный абстинентный синдром;
    * Миастения, миопатии, неврогенные мышечные атрофии и другие патологические состояния со вторичными невротическими симптомами, когда противопоказаны анксиолитики с выраженным миорелаксирующим действием.

Противопоказания

    * повышенная чувствительность к активному или любому другому компоненту препарата или любым другим бензодиазепинам; состояния, сопровождающиеся выраженным психомоторым возбуждением, агрессивностью или выраженной депрессией
    * декомпенсированная дыхательная недостаточность
    * I триместр беременности и период кормления грудью
    * синдром остановки дыхания во сне (в анамнезе)
    * одновременное применение с такролимусом, сиролимусом, циклоспорином.

С осторожностью: декомпенсированный хронический респираторный дистресс, острая дыхательная недостаточность в анамнезе, закрытоугольная глаукома, эпилепсия, органические поражения головного мозга (например, атеросклероз)

Способ применения и дозы

Режим дозирования устанавливают индивидуально с учетом состояния больного, клинической формы заболевания и индивидуальной чувствительности к препарату.
Взрослым назначают по 50-100 мг (1-2 табл.) 1-3 раза в день.
При нерегулярном применении можно принять 1 — 2 таблетки.
Максимальная суточная доза 300 мг.
Больным пожилого возраста и пациентам с почечной недостаточностью суточную дозу снижают примерно в 2 раза.

Побочное действие

Со стороны желудочно-кишечного тракта: снижение аппетита, запор, повышенное отделение газов, тошнота, сухость во рту. В отдельных случаях возможна застойная желтуха.
Со стороны ЦНС: могут наблюдаться головная боль, бессонница, повышенная раздражимость, возбуждение. Иногда бывает спутанное сознание, могут возникать судорожные припадки у больных эпилепсией.
Аллергические реакции: экзантема, скарлатиноподобная экзантема, зуд.
Опорно-двигательный аппарат: напряжение мышц, боль в мышцах.

Передозировка

Симптомы: Эффекты подавления функции центральной нервной системы проявляются только после приема высоких доз (50-120 мг/кг веса тела). Такие дозы могут вызвать рвоту, спутанное сознание, кому, угнетение дыхания и/или эпилептические припадки.
Лечение: При выраженном подавлении функций ЦНС не рекомендуется вызывать рвоту. Промыть желудок. Введение активированного угля помогает уменьшить всасывание препарата. Следует постоянно следить за основными физиологическими параметрами и применять соответствующую симптоматическую терапию. При угнетении дыхания можно проводить искусственную вентиляцию легких. Введение стимуляторов ЦНС не рекомендуется. Гипотензию лучше всего устранять в/в введением жидкостей и переводом пациента в положение Тренделенбурга. Если эти меры не восстанавливают нормальное АД, можно ввести дофамин или норадреналин. Диализ и вызванный диурез не эффективны.
В качестве антагониста можно ввести Флумазенил, однако его применение при передозировке тофизопамом клинически не протестировано.

Взаимодействие с другими лекарственными препаратами

Одновременное применение такролимуса, сиролимуса, циклоспорина и тофизопама противопоказано. Концентрация в плазме крови препаратов, которые метаболизируются CYP3А4, может увеличиться при одновременном приеме с тофизопамом.
Применение тофизопама с препаратами, подавляющими функции центральной нервной системы (аналгетики, средства общей анестезии, антидепрессанты, H1-антигистаминные, седативно-снотворные, антипсихотические) усиливает их эффекты (например, седативный эффект или угнетение дыхания).
Индукторы печеночных ферментов (алкоголь, никотин, барбитураты, противоэпилептические средства) могут усилить метаболизм тофизопама, что может привести к снижению его концентрации в плазме крови и ослаблению терапевтического эффекта.
Некоторые противогрибковые препараты (кетоконазол, итраконазол) могут замедлить печеночный метаболизм тофизопама, что приводит к увеличению его концентрации в плазме крови.
Некоторые антигипертензивные препараты (клонидин, антагонисты кальциевых каналов) могут усилить эффекты тофизопама. β-блокаторы могут замедлить метаболизм препарата, однако этот эффект не имеет клинического значения.
Тофизопам может повысить уровень дигоксина в плазме крови.
Бензодиазепины могут повлиять на антикоагулянтный эффект варфарина.
Длительное применение дисульфирама может угнетать метаболизм тофизопама.
Антацидные средства могут влиять на всасывание тофизопама. Циметидин и омепразол угнетают метаболизм тофизопама.
Пероральные контрацептивные средства могут снижать интенсивность метаболизма тофизопама.
Тофизопам ослабляет угнетающее действие алкоголя на ЦНС.

Особые указания

Следует учитывать, что у пациентов с задержкой психического развития, пожилых больных, а также имеющих нарушения функции почек и/или печени, чаще, чем у других пациентов, могут наблюдаться побочные эффекты.
Не рекомендуется применять тофизопам при хроническом психозе, фобии или навязчивых состояниях. В этих случаях возрастает риск суицидальных попыток и агрессивного поведения.
Поэтому тофизопам не рекомендован в качестве монотерапии депрессии или депрессии, сопровождающейся тревогой.
Необходима осторожность при лечении пациентов с деперсонализацией, а также органическим поражением головного мозга (например, атеросклерозом).
У больных эпилепсией тофизопам может повышать порог судорожной готовности.
Каждая таблетка Грандаксин содержит 92 мг лактозы, что следует учитывать больным, страдающим непереносимостью лактозы.

Влияние на способность к вождению автотранспорта и управлению механизмами: Грандаксин существенно не снижает внимание и способность концентрироваться.

Форма выпуска

Таблетки 50 мг. По 10 штук в блистере. 2 или 6 блистеров вместе с инструкцией по применению упакованы в картонную пачку.

Условия хранения

Хранить препарат при температуре 15-25°С. Хранить в недоступном для детей месте.

Срок годности: 5 лет

Не использовать после истечения срока годности указанного на упаковке.

Условия отпуска из аптек

Отпускается по рецепту врача

Источник