Мой стокгольмский синдром си автор неизвестная скачать

Мой стокгольмский синдром си автор неизвестная скачать thumbnail

Описание

Воспитанные на сказках, мы с детства приучены к клише о победе добра. И лишь взрослея, понимаем, что в реальности зло не всегда бывает наказано. Борьба с обстоятельствами не идет во благо, особенно, если противостояние ставит перед тобой суровый выбор: умереть с достоинством или подчиниться. Что делать, если хочется жить? Забыть о принципах? Позволить сломать себя? Кто-то назовет это деградацией и поморщится с пренебрежением, но не для каждого она оборачивается полным распадом личности. Грань между мимикрией и обреченным согласием слишком тонка – и порой, сложно понять, на какой ты стороне.  И чего бы тебя ни лишила жизнь, знай: она всегда дает что-то взамен утраченному. Остается решить  — принимаешь ты ее суррогатный подарок или нет.  Эта история как раз о таком выборе.

Отправляясь на реалити-шоу, Селина не могла себе представить, что съемки окажутся лишь прикрытием опасного аттракциона для богатых – охоты на людей. Правила жестоки, в игре нет победителей. Ей удается выжить… вот только дальнейшая участь не многим лучше смерти.

Цитата

— Дин, — Вика тихо потянула меня за рукав. Она видела, как меня трясет, и попыталась успокоить. – Динка, пойдем.

Она обняла меня и что-то утешающе бормотала, но я не разбирала слов. Я позволила себя увести и очнулась, вернее, относительно пришла в себя, уже в квартире. В той самой, ипотеку за которую помогли погасить компенсационные выплаты государства после смерти дяди и брата. Только ни мне, ни деду квартира была не нужна – он уже не мог, а я не хотела в ней жить. Не хотела, но не высовывала из нее носа, потихоньку подъедая запасы и заливая их огромным количеством чая.

Цитата из книги Мой стокгольмский синдром (СИ)

Про книгу

Писатель, имеющий немало достойных книг, Бекки Чейз (‘Неизвестная’), написал книгу из серии «Синдром» под названием Мой стокгольмский синдром (СИ). Категория Эротическая литература стал еще более ярким получив книгу Мой стокгольмский синдром (СИ) от автора Бекки Чейз (‘Неизвестная’), кроме уже имеющихся в нем книг Эротические приключения Гулливера в Бробдингнеге, Права животных и порнография, Она сошла с ума, Я тебя не знаю, PS…Ты моя. Возможно после прочтения Мой стокгольмский синдром (СИ), вам понравятся Беги, или умрешь!, Влюбись, если осмелишься!, Отомсти, если хватит сил

книги автора

книги автора

Бекки Чейз (‘Неизвестная’)

Бекки Чейз ('Неизвестная') Отомсти, если хватит сил обложкаДжордан, талантливый аналитик, вот уже полгода как не при делах и скорбит по без вести пропавшему мужу, который готовил репортаж об Эвересте….

Бекки Чейз ('Неизвестная') Отомсти, если хватит сил обложкаДжордан, талантливый аналитик, вот уже полгода как не при делах и скорбит по без вести пропавшему мужу, который готовил репортаж об Эвересте….

Бекки Чейз ('Неизвестная') Влюбись, если осмелишься! обложкаЮная Тейлор Фарелли, избалованная наследница огромного состояния, никак не ожидала, что ее отпуск превратится в столь жестокий аттракцион:…

Бекки Чейз ('Неизвестная') Влюбись, если осмелишься! обложкаЮная Тейлор Фарелли, избалованная наследница огромного состояния, никак не ожидала, что ее отпуск превратится в столь жестокий аттракцион:…

Мария Федотова Беги, или умрешь! обложкаОни играют человеческими жизнями, организовав под видом шоу настоящую охоту за людьми.
Дина попала в число жертв совершенно случайно, и у нее…

Популярные книги

Популярные книги

Книги известных и начинающих авторов, получившие признание наших читателей будут вам по душе. Прочитать книгу, вечером за чашечкой горячего чая, что может быть лучше…

Ким Лоренс Лоно Каридес обложкаБольше всего на свете Бекка ненавидела клан финансовых воротил Каридесов, идущих по головам простых людей для достижения своих целей. И угораздило…

Мария Лайонес Сладострастие обложкаЖенщина, которая любит любовь.
Любовь к мужчине…
Любовь к женщине…
Любовь к мужчине и женщине одновременно!..
В мире…

Виктория Шарп Мечта каждого мужчины обложкаЧтобы вступить в права наследства, Виоле Паркер пришлось поехать в город, с которым у нее связаны такие воспоминания, что ей хотелось бы навсегда…

Источник

Мой стокгольмский синдром си автор неизвестная скачать

Мой стокгольмский синдром

События, описанные в этой книге, являются художественным вымыслом. Упоминаемые в ней имена и названия – плод воображения автора. Все совпадения с реальными географическими названиями и именами людей случайны.

Посвящается Ричи и ее цинизму, благодаря которым в моей жизни нет уныния. Очень сложно найти человека, не просто поддерживающего, но еще и понимающего и разделяющего идеи. Спасибо, что избавила меня от этих поисков. С пасибо за твои бесценные советы, за видение и чувство персонажей. Знай: я искренне считаю тебя соавтором, хоть ты и отказываешься разрешить мне зафиксировать это официально. 

« Ничто не может сравниться с охотой на человека. Тот, кто узнал и полюбил ее, больше не обращает внимания ни на что другое ».

Эрнест Хемингуэй.

~ ПРОЛОГ ~

Задыхаясь, я мчалась по лесу, петляя между деревьями. Сердце бешено колотилось и казалось, что через мгновение оно вырвется наружу, разорвав грудную клетку. Мокрые ветки больно хлестали по щекам, но я не обращала на них внимания и неслась вперед, пробираясь через заросли. Я даже не осознала, что пошел дождь, и трава успела стать мокрой, пока не растянулась, выбежав на просеку. Камера на столбе в центре поляны медленно повернулась в мою сторону. Еще одна, на специальном кране, спустилась вниз, чтобы показать лицо крупным планом. Так и подмывало продемонстрировать невидимому зрителю средний палец, но это могло стоить мне жизни. Не время строить из себя Китнисс Эвердин. Не теряя ценных секунд, я вскочила, и снова кинулась бежать. За три дня, включая сегодняшний, территория была изучена лишь частично, эту часть леса я практически не помнила. Замешкавшись на развилке тропы, я повернула влево. И едва не свалилась в волчью яму. Резко затормозив, я поскользнулась на мокрой земле. И упала, по инерции проехавшись вперед. Расстояния хватило, чтобы ноги перевесили, и меня потянуло в ловушку. Представляя количество заостренных кольев, которое ждет меня внизу, я хваталась за все, что попадало под руку, и повисла на краю, не рухнув вниз. Я попыталась выбраться, упираясь мысками в стенки ямы, но из-за дождя ботинки соскальзывали. Вдалеке раздался чей-то крик, а следом – прервавший его выстрел. Уговаривая себя не нервничать, я снова подтянулась выше, скуля от боли – сломалось два ногтя, а под остальными торчали занозы. Думай позитивно, мысленно убеждала себя я. Выстрел – это охотник, а крик – это смерть. И эта смерть означает, что как минимум еще у одного убийцы дневной лимит исчерпан. Как мало нужно в этой жизни, чтобы стать циником. Всего лишь три дня побегать по лесу от вооруженных извращенцев, мечтающих тебя убить. Еще рывок, и я выбралась из ямы окончательно и упала на спину со вздохом облегчения. Жива. Но улыбку с моих губ тут же стер хруст сломанной ветки – они рядом. Шаги егерей были едва слышны, но я знала: он среди них. Идет за мной. Кожа покрылась мурашками. Я чувствовала его присутствие с первого дня охоты. И вот снова этот концентрированный экстракт опасности и страха…

Читайте также:  Лечение отечно асцитического синдрома при циррозе печени

Преследователей было трое. Они приближались справа, и ничего не оставалось, как углубиться дальше в лес, обогнув яму. Не успев пробежать и пяти метров, я замерла: пуля срезала кусок коры с дерева перед моим лицом. Ясно, значит туда нельзя. Я метнулась влево, но меня снова остановил выстрел. Я видела, что егеря берут меня в кольцо, но продолжала кидаться из стороны в сторону, петляя и кружа. Сегодня меня убивать не собирались. Просто привычно пугали. Круг сжался, и во время очередного пируэта я оказалась слишком близко к одному из егерей. Замахнувшись, он врезал прикладом винтовки по лодыжке, сбивая с ног. Ну, вот и все. Добегалась. Не поднимая глаз, я стояла на коленях и различала два силуэта по бокам. Затылка коснулся холодный металл. Я не видела лиц, но точно знала, кто за моей спиной, и чей пистолет держал меня на прицеле. Джейсон.

— Не двигайся.

Напрасное предупреждение: в его присутствии я боялась даже дышать.

~ 1 ~

Ком земли глухо стукнул по крышке гроба, рассыпаясь в пыль. Земля к земле, пепел к пеплу, прах к праху. Покойся с миром. Этот удар ставит точку в списке моих бед, потому что горя сильнее быть уже не может – мне некого больше хоронить и некого оплакивать. Я не верю в проклятия, только в депрессию, и она мой постоянный спутник. За последние полгода я успела похоронить всех, кто мне дорог. Сначала дядя и брат, и теперь дедушка. Родителей я не знала – они погибли, когда мне было чуть больше года, и все заботы о нас с Димкой взял на себя дед. Бывший подводник был суров, но воспитать умудрился без ремня. Мы и в углу никогда не стояли – авторитет деда не допускал даже мысли о пакостях или капризах. Он всегда был примером как для нас, так и для своего младшего сына, тоже служившего в ВМФ. Не удивительно, что Димка пошел по его стопам, отправившись на Камчатку. Умудрился попасть в один экипаж с дядей… и погиб вместе с ним во время испытаний подводной лодки. Скандал замяли, и в прессу ничего не просочилось, а у деда словно вырвали стержень, и он угас за полгода.

— Дин, — Вика тихо потянула меня за рукав. Она видела, как меня трясет, и попыталась успокоить. – Динка, пойдем.

Она обняла меня и что-то утешающе бормотала, но я не разбирала слов. Я позволила себя увести и очнулась, вернее, относительно пришла в себя, уже в квартире. В той самой, ипотеку за которую помогли погасить компенсационные выплаты государства после смерти дяди и брата. Только ни мне, ни деду квартира была не нужна – он уже не мог, а я не хотела в ней жить. Не хотела, но не высовывала из нее носа, потихоньку подъедая запасы и заливая их огромным количеством чая.

На второй месяц моего добровольного заточения Вика не выдержала. Грядущее замужество перепрограммировало ее мозг на одну единственную мысль: все вокруг должны быть счастливы. Я, естественно, в эту схему не вписывалась. Долгие разговоры о том, что жизнь продолжается, результата не принесли, и подруга разработала новый план.

Читайте также:  Синдром остановки дыхания во сне в анамнезе

— У меня через месяц свадьба, уеду к черту на рога, а ты тут одна останешься! – ныла она, старательно убирая все напоминания о родственниках с полок. – Нужно найти тебе парня. Чтобы оберегал.

— Ты мои синяки под глазами видела? – хмыкнула я, упрямо возвращая фотографии и сувениры на место. – Меня не надо оберегать, и так все бояться будут.

Доводы о том, что ни красавицей я не являюсь, ни покладистым характером не обладаю, подругу не убеждали – идея сдать меня на руки будущему мужу прочно засела у Вики в голове. Сначала она перебрала все возможные варианты среди друзей, потом принялась бороздить просторы интернета в поисках кандидата на сайтах знакомств. И лишь когда количество переписок с извращенцами превысило трехзначное число, Вика переключилась на реалити-шоу – решив, что там ненормальных отсеивают еще на этапе собеседования. Преимущество отдавалось программам в стиле «Дом 2» и «Давай поженимся», и лишь в качестве компромисса рассматривался вариант участия в «Последнем герое». Изо дня в день Вика звонила на телевидение и рассылала многочисленные письма, оставляя мои контакты и перевирая данные в анкете: указывая третий размер груди вместо первого или прибавляя пару-тройку, а то и все пять сантиметров к моему среднестатистическому росту. Подруга развела такую бурную деятельность, что о тихой и неприметной жизни можно было только мечтать, а остатки спокойствия я растеряла, когда мне начали звонить многочисленные ассистенты по персоналу и приглашать на шоу.

1

Загрузка…

Источник

Алина Некабаева

Стокгольмский синдром

***

Пар заполнил всю ванную комнату, не позволяя четко видеть, оставляя лишь призрачные очертания предметов. Замотавшись в полотенце, вытащила пробку из своей старенькой ванны. Оттерев от испарины зеркало, мрачно посмотрела на молодую женщину с тусклыми глазами и усталыми складками у губ. Сколько уже это продолжается? Когда я стала чувствовать себя дряхлой старухой? Ведь мне нет еще и тридцати. А я уже как загнанная лошадь, желаю только покоя. Вечного, желательно. Промокнув свои уже порядком отросшие волосы полотенцем, намотала его наподобие тюрбана. Никак не дойду до мастера. Да и себя я порядком запустила. Эта чертова работа хоть и приносит неплохой заработок, вытягивает все силы. Какой в них прок, если каждый день буквально приползаешь домой, не имея сил даже на душ, не говоря уже о еде. Хорошо хоть проект скоро закончится, и меня освободят от обязательств. Ну ладно, хватит о грустном. После успешного завершения, мне выплатят неплохое вознаграждение, а длительный отказ от ужина – стройную фигуру. Как раз то о чем я давно мечтала. Разбогатеть и похудеть. Мечта идиота исполнится, точнее идиотки. Подбодрив себя радужным пинком, натянула на лицо улыбку-оскал, почти вросшую в меня за время сотрудничества с жутко требовательным клиентом. Улыбайтесь – шеф любит идиотов. Ага-ага.

Нажав заветную кнопку на кофеварке, пошаркала в спальню – пора собираться на работу. Дорогое белье, купленное для любовника на его день рождения. Воздушное черное кружево невесомо обняло мое тело, тонкие чулки в тон. Лавандовая рубашка с маленькими воланами по ряду пуговичек, черная юбка-карандаш. Высушила волосы, собрав их в улитку. Серьги-гвоздики из натурального жемчуга. Легкий офисный макияж. Капля любимого парфюма. Пришедшая на телефон эсэмэска, возвестила о приехавшем такси. Залпом допив кофе, влезла в шпильку-лодочку, будь неладен этот дресс-код, схватила сумочку и поторопилась к машине. Назвав адрес шоферу, откинулась на сиденье, прикрыв глаза. Я могу еще минут тридцать подремать, пока доедем.

***

Мысли настолько лениво ворочались в голове, что я не сразу вспомнила, что сегодня будний день и я должна ехать на работу. Черт, неужели будильник не сработал?! Или сегодня выходной, и я могу придти в офис на пару часов позже? С усилием открыв слипшиеся ресницы, я ничего не увидела. В смысле – только полную темноту. Потянулась рукой протереть глаза, и не смогла. Судорожно дернувшись, ощутила натянувшуюся веревку, надежно стягивающую мои запястья и не дающую мне двигаться. Та же, или похожая веревка, фиксировала мои ноги, удерживая их в разведенном состоянии. Паника захлестнула мое сознание. Я в ужасе задергалась всем телом, пытаясь хоть немного освободиться от пут. Сдавленный хрип вырвался из горла, повязка, надежно удерживающая кляп во рту, не позволяла кричать. Что со мной произошло? Кто меня похитил, и главное зачем? Денег у меня не так много, родители тоже не богачи – выкуп платить за меня некому. Из-за работы? Так там я простой инженер, даже не приближена к верхушке, и власти принимать решения не имею. Слезы отчаяния затопили незрячие глаза. Страх душил сознание, не позволяя связно мыслить. Проплакав еще неопределенное время, я заснула тревожным сном.

Легкий шорох и прогнувшаяся кровать резко выдернули меня из забытьи кошмара. Дернувшись всем телом, я повернула голову в сторону раздавшихся звуков. Прикосновение к моей коленке, заставило оцепенеть от ужаса. Кто это? Что им от меня надо? У меня ничего нет.

Читайте также:  Диспепсический синдром при хроническом гепатите

— Чш-ш-ш-ш, тише, малышка. От негромкого голоса, раздавшегося у моего уха, я нервно дернулась. — Не надо меня бояться. Я не причиню тебе боль, только если сама не попросишь…

Ага, как же, уже прошу. Псих ненормальный. Похитил, связал, а теперь говорит, чтобы я его не боялась. Я не боюсь, я в ужасе.

— Если ты мне пообещаешь не кричать и быть паинькой, я развяжу тебе рот. Ну как, будешь хорошей девочкой? – его тихий вкрадчивый голос заставлял замирать от страха.

Согласно промычав в тряпку, что не буду кричать и буду хорошей девочкой, только освободи от этой долбаной тряпки, чертов извращенец, я послушно замерла. Мужские руки с шершавыми подушечками пальцев вскользь прошлись по моему лицу, забрались под голову. Немного повозившись у моего затылка, руки убрались, прихватив гадкую тряпку с собой.

— Пиииить… — хриплю как с перепоя. Тряпка исправно впитывала всю жидкость из моего рта, так что сейчас живительная влага была самой насущной потребностью. О-о-о, нет ничего вкуснее обычной прохладной воды.

— Кто вы? – самый первый вопрос, на него обязательно ответят.

— Мы с тобой знакомы. Ты знаешь меня. Угадай.

Вот только шарады разгадывать не хватало для полного счастья. Умник, блин.

— Игорь, ты? – надеюсь, мы не будем проходиться по именам всех знакомых мне мужчин.

— Нет, не угадала. А кто такой Игорь?

Какие же мы любопытные.

— Баш на баш.

— Хитрая. Ладно. Отвечай ты.

— Мой любовник. Зачем ты меня похитил?

— Развлечьссссся. Как давно ты с ним?

— Года два точно. Я останусь жить? Не стану калекой или уродом?

— Это два вопроса.

— Это уточнение одного, в каком качестве я буду жить дальше, если буду.

— Не хитри, два. Отвечу на два сразу, но ты будешь должна.

— Ум-м. Согласна.

— Будешь жить долго и такой же, как сейчас. Сколько у тебя было любовников?

— Блин, ну и вопросы у тебя… Дай-ка минуту – человек десять, не больше. Я не ощущаю повязку на глазах, но все равно не вижу. Что ты сделал с моими глазами?

— О, это секретная разработка. Когда на допросах в поле надо сделать, чтобы допрашиваемый не видел где он и кто его допрашивает, капают особую жидкость в глаза, и человек временно перестает видеть. Моя очередь. Когда ты потеряла девственность?

— Ты озабоченный что ли? Хотя о чем это я? В семнадцать. Как мне тебя называть?

Н-да… А в ответ – тишина… И куда он делся? Псих конченный. Развлечься ему, видите ли, захотелось. Накачал меня снотворным, какую-то дрянь в глаза залил, не ослепнуть бы. В воду тоже, видимо что-то было добавлено, раз я так спокойна. Наверное, он и был тем таксистом, что забирал меня от дома. Только выпусти меня, я тебя со свету сживу, ты у меня в тюрьме сгниешь, падла. Дергаясь всем телом в порыве бессильной злобы, я мысленно прокручивала эпизоды мести, когда я освобожусь. Где-то на сто пятнадцатом способе убийства этого урода, мозг взял тайм-аут, и отключился.

Проснулась я от того, что меня раздевали. Ну как раздевали – тупо рвали на мне одежду. Когда эта сволочь добралась до белья, моего дорогущего любимого белья, я не выдержала и стала вырываться, пытаясь спасти хотя бы его.

— Лежи спокойно, а то порежешься, – он еще и с ножом?!

— Белье оставь, маньяк, гребаный. Я за него такие бабки отвалила – почти пол зарплаты ушло, а тут ты его тупо порвать решил.

— Я тебе новое куплю… — треск рвущейся ткани вызвал слезы обиды. Я его нормально попросила, объяснила даже, а он…

Испорченный комплект стал последней каплей, в и так еле сдерживаемом напряжении. У меня началась банальная истерика – последние месяцы напряженной работы, отсутствие полноценного отдыха, это похищение, и как апофеоз – гибель дорогого комплекта белья.

— Ну ладно тебе, что ты так из-за тряпки убиваешься. Куплю я тебе новых, сколько захочешь, – мужик явно обалдел от моей реакции.

Мои тормоза давно снесло, я отчаянно пыталась вырвать руки из пут, даже ценой этих самых рук, лишь бы это все прекратилось. Кричала ругательства, призывала кару на его голову, изрыгала проклятия…

В короткий момент затишья, когда я набирала в легкие побольше воздуха, на меня навалилось тяжеленное тело, прижав меня к кровати, чужие губы впились в рот, не позволяя дальше кричать.

На секунду оторопев, я поймала его губу, и с силой укусила за нее. Во рту тут же появился медный привкус крови, вызвав тошноту. Тело отшатнулось от меня. Сплюнув кровь куда-то в сторону, я прошипела : — Никогда так большшше не делай!

Источник